«Две сессии» и оценки ситуации китайскими экономистами

Проходившие с 22 по 29 мая в Китае ежегодные сессии Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) и Народного политического консультативного совета Китая (НПКСК) могут рассматриваться в качестве главных политических событий текущего года.

Сессии, перенесенные с марта на май из-за коронавируса, былииспользованы китайским правительством для изложения предпринимаемых им мер по выходу из экономического кризиса. Сними связано большое число комментариев экономистов и чиновников в связи с экономическим положением в стране.

Большинство китайских экономистов, комментирующих принимаемые решения, демонстрируют сдержанный оптимизм относительно перспектив китайской экономики в текущем году. Практическивсе эксперты считают, что экономический рост будет положительным. Наиболее часто встречается оценка экономического роста2020 г. в 3%. В интервью экономистов практически не встречаютсяцифры ниже 2% и выше 4,5% для роста ВВП 2020 года.

Как известно, правительство КНР в текущем году, вопреки многолетней практике, не стало устанавливать годовой ориентир роста.

Уверенность экспертов в том, что рост останется положительным иправительство будет поддерживать его на относительно высокомуровне, во многом основана на обнародованной Си Цзиньпином еще в апреле и подтвержденной решениями ВСНП политике «шести гарантий» (六保)(гарантии обеспечения занятости; базовогоуровня благосостояния населения; деятельности рыночных субъектов; энергетической и продовольственной безопасности; производственных и логистических цепочек; обеспечение базовыхгосударственных услуг и функций).

ЛиЮаньчуня По мнению профессора Китайского народного университета, из этого курса неявно следуют обязательства китайского правительства поддерживать определенные, весьма высокиетемпы роста. Например, из заявленных целей по поддержке занятости следует, что зарегистрированная безработица на конец годане должна превышать 5,5%, безработица по результатам опросовнаселения должна быть не выше 6%, должно быть создано не менее 9 миллионов новых рабочих мест, что, в свою очередь, потребует роста ВВП на уровне 4%.

Заместитель декана Финансовой школы Народного университета Чжан Сицзюнь считает, что использование «шести гарантий»в качестве общих ориентиров экономической политики вместозаранее опубликованных плановых показателей ВВП в нынешнихусловиях более эффективно и позволяет задать общий тон развитию экономики в текущем году.

Напомним, что, согласно Докладу правительства КНР о проделанной работе в 2019 году рост ВВП составлял 6,1%, в номинальномвыражении ВВП вырос до 99,1 трлн юаней, инфляция (ИПЦ) составила 2,9%, при этом главным драйвером экономического ростастали потребительские расходы, достигшие 40 трлн юаней.Заявлялось также о создании более 13 млн рабочих мест.

Практически единодушной является уверенность в ускорении темпов экономического роста в 2021 году. Столь же единодушным является убеждение в том, что на фоне еще более серьезного кризиса вдругих крупных странах роль КНР как локомотива мировой экономики возрастет. Подобная уверенность может самым серьезным образом сказываться на поведении Пекина на международной арене.

Например, заместитель директора Исследовательского институтанационального развития Пекинского университета Юй Мяоцзесчитает, что оценка МВФ, согласно которой рост ВВП КНР в 2020году в 1,2% является «чрезмерно пессимистичным». По его мнению, темпы роста ВВП КНР в ближайшие годы составят 3-4%.Если будут приняты масштабные меры по стимулированию экономики за счет госрасходов и денежной политики, то рост можетбыть и разогнан до 4,5%, но все же показатель в диапазоне 3-3,5%наиболее вероятен в обозримом будущем.Он предполагает, чтона фоне общего замедления мировой экономики это позволит КНРсохранить и укрепить роль локомотива мирового экономическогороста, обеспечивая в среднем около 25% прироста глобальногоВВП в течение ближайшего десятилетия.

Еще одним фактором, который укрепляет у экономистов надеждуна рост в 3% и даже выше уже в текущем году являются меры по стимулированию экономики, объявленные правительством. Какизвестно, в ходе «двух сессий» был обнародован пакет экономических стимулов общей стоимостью 3,6 трлн юаней (506 млрддолларов США или 4% ВВП КНР). Даже в сочетании с дополнительными расходами китайского бюджета на борьбу с коронавирусом в январе-апреле (2,5% ВВП) эти меры стимулирования являются весьма скромными по сравнению с аналогичными усилиямиведущих западных стран – Германия за январь-апрель потратилана эти цели 34% ВВП, Япония – 20,5%, а США – 11,1%.

Более того, эти меры даже в номинальном выражении уступаютстимулирующему пакету правительства КНР времен кризиса 2008года, составлявшему 4 трлн юаней. Правда, в дополнение к основному пакету стимулирующих мер китайские власти дают санкциюна резкое наращивание долга местных правительств (на 3,75 трлнюаней) и выпуск специальных облигаций для закупок медицинского оборудования стоимостью 1 трлн юаней.

Ведущий экономист по Китаю в Делойт Сюй Сытао считает, что»меры правительства, направленные на стимулирование экономики, вполне вероятно будут сосредоточены на инвестициях вновую технологическую инфраструктуру, рост внутреннего потребления и целевые послабления по кредитам.

Ожидается, что стимулирующие меры будут приведены в действиев ближайшем будущем и, вполне вероятно, обеспечат годовой ростВВП более чем на 3%».

Профессор Института экономики Народного университета КитаяЯн Жуйлун убежден: если во втором полугодии эпидемиологическая ситуация будет стабильной, можно добиться экономическогороста на уровне около 3%.

Вместе с тем, ряд экономистов указывают и на риски в связи с такими мерами стимулирования экономики. В Риски новых условияхмогут быть, в частности, связаны с традиционно болезненной темой дляКНР долгов местных правительств. Например, заместительдиректора Института финансов Академии общественных наук КНР,ведущий экономист Zhengshang Банка Инь Цзяньфэн считает, чтокоронавирусный кризис «значительно усилил давление на местные власти по долговым обязательствам». Он отмечает, что семьпровинций, включая находившийся в эпицентре эпидемии Хубэй,пережили спад поступлений в свои бюджеты, составивший 20-31%к аналогичному периоду прошлого года. Итогом станет резкий ростдолговой нагрузки на региональные бюджеты в течение ближайших пяти лет, что может создать риски чрезвычайной ситуации.

Важнейшей экономической проблемой для КНР в нынешних условиях комментаторы считают всплеск безработицы. Основными антикризисными шагами правительства они называют меры поподдержке внутреннего спроса; меры по открытию новых секторовэкономики для иностранных инвестиций; либерализацию госрегулирования высокотехнологичных секторов экономики; улучшениеделовой среды и поддержку занятости. Важным шагом в улучшении инвестиционного климата КНР можно считать принятиена «двух сессиях» первого в истории КНР Гражданского кодекса.Ожидается активизация ряда уже реализовывавшихся направлений китайской политики, таких как создание новых зон свободнойторговли.

Несмотря на ожидаемое замедление экономики, китайское правительство не отказывается от официальной цели завершения в2020 году строительства общества «сяокан» («среднезажиточногообщества»). Одним из важнейших, самым часто цитируемым илегко проверяемым индикатором достижения «сяокан» являетсяснижение бедности – она должна быть искоренена. Для достижения поставленной цели китайским властям надо повысить доходылишь 0,6% беднейшего населения страны.

Следует отметить, что китайские успехи в искоренении бедностисвязаны не только с впечатляющим ростом экономики, но и с национальным определением бедности. Бедными считаются лица сгодовым доходом менее 2300 юаней в год в ценах 2010 года (3000 юаней) или 424 доллара США в текущих ценах, что подразумевает доход в 1,16 доллара в день. Несмотря на быстрый рост китайской экономики, рос данного показателя в реальном выражении (сучетом инфляции) был незначительным на протяжении десятилетия.Иными словами, китайский «уровень бедности» представляет изсебя даже в номинальном выражении величину почти в пять разменьшую российского прожиточного минимума.

При этом китайский душевой ВВП в текущих ценах почти сравнялся с российским, а с учетом паритета покупательной способностисоставляет 66% от российского (данные МВФ за 2019 год). Такимобразом, поставленная задача выглядит легко достижимой независимо от темпов экономического роста. При этом официальнаякитайская статистика бедности и заявления о достижении сяокан– не слишком значимы как индикатор реального состояния экономики и общества.

Проблема поддержки доходов беднейших слоев населения находилась в центре внимания делегатов сессий. Интересно, чтов числе мер по улучшению их состояния предлагались проектысоздания дополнительных рабочих мест в бюджетном секторе. Например, депутат ВСНП Ма Чжэншань (пров. Юньнань) предложилучредить в сельских населенных пунктах посты надзирателей засанитарией. Власти одного из уездов Гуанси-Чжуанского автономного округа разрабатывают систему динамического мониторингадля контроля за состоянием бедных домохозяйств, чем привлекливнимание центральных властей.

Китайская занятости считается статистика, в целом, еще менеенадежной, чем китайская статистика бедности. Вкитайских городах по итогам апреля Безработица, согласно официальной статистике, составляла 6% (рост к марту на 5,9%). Главный экономистMorgan Стэнли по Китаю Син Цзыцян отмечает, что в настоящеевремя около 10% китайской рабочей силы по-прежнему находитсяв состоянии фрикционной безработицы и еще 12% – в условияхнеполной занятости. Таким образом, ситуация в сфере занятостиявляется наиболее острой со времен сопровождавшейся массовыми увольнениями реформы государственных предприятий конца1990-х годов. Среди высказывавшихся в рамках «двух сессий»было идей и создание специального агентства по делам китайскихрабочих – мигрантов из сельской местности, число которых в стране достигает 290 млн человек (такое предложение от высказывалделегат НПКСК Шэньси Чжан Игуан).

Именно такие внутренние трудовые мигранты являются наиболее пострадавшей от карантинных ограничений групп населения:они слабо защищены действующим законодательством, зачастуюневидимы для системы социального обеспечения и работают всферах, сильно затронутых нынешним кризисом.

Таким образом, даже на фоне неизбежного победного достижения»сяокана», в текущем году китайским властям придется решатьнепростые задачи, связанные с поддержанием социальной стабильности и сдерживанием общественного недовольства. Этотфактор, наряду с уверенностью китайских лидеров в том, что КНРпереносит кризис лучше других крупных экономик, может игратьважную роль в процессе принятия решений в текущем году.

Источник

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий